Насилия над детьми

Содержание

Тема насилия всегда неприятна и пугает, особенно если речь идет о детях. Но говорить об этом важно и нужно для того, чтобы каждый человек мог помочь, при необходимости распознать насилие и сообщить в соответствующие службы. Дети составляют особую группу риска, так как во всем зависимы от взрослых (родители, воспитатели, учителя), находятся в их власти.

Суть и причины насилия

Семья – первый социальный институт для ребенка. Это место, в котором он всегда должен чувствовать себя в безопасности, но иногда случается наоборот: семья оказывается самым опасным местом для ребенка.

Насилие – применение силовых методов или психологических атак на слабых и беззащитных людей (детей). Но насилием может быть и бездействие, создающее угрозу физическому и психическому здоровью ребенка. Вдвойне опасно, если насилие и семья представляют собой одно и то же.

Зарождение этого явления принято относить к XIX веку, когда началась индустриализация общества, а детей стали эксплуатировать, отправлять на работу, лишать учебы и перспектив. Тогда же начали появляться первые общественные организации по защите детей от насилия и эксплуатации.

В XX веке появились новые подходы к изучению проблемы насилия и жестокого обращения с детьми. Были составлены первые классификации. Тогда насилие подразделяли на педиатрическое, психиатрическое и правовое.

К основным причинам насилия относится:

  • подобный опыт в жизни супругов (модель, стереотип поведения);
  • личный опыт в виде подавления в детстве, авторитетного стиля воспитания со стороны матери (в будущем отражается насилием над женщинами, как попытками разорвать связь с матерью);
  • влияние социально-экономической неблагоприятной обстановки, безработица, низкое социальное положение;
  • неудовлетворенность собой и жизнью;
  • психопатологии;
  • девиации и аддикции;
  • страх;
  • неадекватное самоутверждение и достижение власти, вызванные низкой самооценкой и низким самоуважением;
  • нежеланный ребенок в семье.

Причина насилия, естественно, кроется в психике родителя. Необходимость найти это и проработать – одна из задач психотерапевта при работе с семьей (работа ведется не только с ребенком). У любой агрессии, насилия всегда есть субъективный мотив. Другой вопрос, что он не всегда осознается самим агрессором.

Иногда насилие – попытки стабилизировать состояние семьи как системы, например, при борьбе за порядок или власть. Тогда нужно работать именно с семьей как системой и устранять причины ее дисфункции. В противном случае насилие станет либо хроническим, либо эпизодическим.

Насилие над детьми как психотравма обладает рядом особенностей:

  • не всегда дети осознают суть происходящего;
  • если осознают суть, то не всегда осознают истинные последствия для их физического и психического здоровья;
  • события могут забыться (детский мозг устроен так, чтобы быстро вытесняет негатив), но дать о себе знать во взрослой жизни;
  • о насилии дети чаще рассказывают сверстникам, а не другому члену семьи (если вообще рассказывают).

Виды насилия

Насилие бывает прямым и косвенным, единичным или систематическим, актуальным или прошедшим. Но важнее других выглядит классификация по содержанию насилия:

  1. Физическое насилие. Это любые физические насильственные действия в отношении ребенка до 18 лет, в том числе варианты наказания (шлепки, толкание, хватание и другое).
  2. Пренебрежение обязанностями. Под этим подразумевается несоблюдение родительских обязанностей, игнорирование потребностей ребенка, ненадлежащий уход за ребенком.
  3. Сексуальное насилие. Использование ребенка до 18 лет с целью получения сексуального удовольствия. Любой эротический контакт с ребенком или его эксплуатация (порнография).
  4. Психологическое насилие. Унижения, оскорбления, высмеивание и другие унижающие личностное достоинство модели поведения.

Сексуальное насилие включает в себя несколько форм:

  • Развратные действия. Любые действия со стороны взрослого человека, способные вызвать возбуждение у ребенка до 14 лет и сформировать неадекватное отношение к сексуальным отношениям. Действия могут носить физический (телесный) характер или интеллектуальный (демонстрация материалов).
  • Педофилия. Сексуальное преследование ребенка до 14 лет.
  • Порнография. Любые формы демонстрации сексуальных отношений (книги, фильмы, журналы).
  • Принуждения к сексуальным действиям. Не физическое, а психическое воздействие на ребенка, постепенно вынуждающее его вступить в какие-либо сексуальные отношения. Давить можно статусом взрослого, шантажом.

Жестокое обращение с детьми – обобщенное название любого насилия. Это фактическое причинение вреда ребенку:

  • через оскорбления и некорректные наказания;
  • неадекватные требования и жесткий контроль;
  • запреты.

Жестоким обращением можно назвать физические действия (побои), убийство, вред из-за неоказания помощи, пренебрежение ребенком и его потребностями, вред психике, дефицит защиты и заботы.

Признаки насилия

Насилие со стороны заподозрить непросто, что обусловлено:

  • закрытостью семьи как системы;
  • взаимозависимыми отношениями агрессора и жертвы;
  • недостатком информации;
  • запуганностью и недоверием со стороны жертвы.

В основном все сводится к тому, что семья, где царит насилие – закрытая система. Но кое-что может намекнуть о насилии над ребенком:

  • крики, хлопки, шлепки, ругань, явно слышимая за стеной (многие квартиры разделены тонкими стенами, а насилие далеко не всегда протекает бесшумно);
  • следы побоев на ребенке;
  • неопрятный внешний вид ребенка, одежда не по погоде.

К признакам физического насилия относится:

  • повреждения органов тела и нарушения органов чувств;
  • малоподвижность, вялость, задержка физического и психического развития;
  • тревожность и агрессивность в отношении других людей или животных;
  • стеснительность, пассивность, страх перед взрослыми;
  • избегание дома, боязнь тактильных контактов;
  • общение с детьми младшего возраста.

К признакам психологического насилия относится:

  • психотравма и (или) посттравматический стрессовый синдром;
  • у детей до среднего школьного возраста – задержка в физическом и речевом развитии;
  • у подростков – потеря смысла и цели жизни, дезориентация, мысли о суициде;
  • импульсивность, злость, манипулятивные расстройства (сосание пальца, вырывание волос);
  • покорность и податливость;
  • страхи и проблемы со сном;
  • депрессия и заторможенность;
  • девиации;
  • болезни.

Признаки сексуального насилия над ребенком:

  • несоответствующая возрасту или странная осведомленность ребенка в сексуальных вопросах или действиях;
  • сексуальные приставания со стороны ребенка к другим детям или взрослым;
  • жалобы на какие-то проблемы со здоровьем, особенно в области половых органов;
  • тревога при плаче других детей;
  • нервный тик, покачивание, сосание пальца.

Общие признаки насилия:

  • неумение ребенка сосредоточиться;
  • нарушения памяти;
  • ненависть к себе, отсутствие самоуважения, низкая самооценка;
  • пессимизм;
  • недоверие в отношении всего мира, особенно взрослых людей;
  • приступы гнева или агрессии;
  • хроническое чувство страха, стыда, вины;
  • отстраненность от социума;
  • депрессия;
  • ангедония.

По закону Российской Федерации ребенок сам может обратиться в органы опеки за защитой, а с 14 лет – в суд, но редко какой ребенок решится на это. Насилие, как правило, сопровождается запугиванием, а также страхом и привыканием жертвы.

Каждый случай насилия (жестокость и интенсивность) оценивается в индивидуальном порядке. Учитывается индивидуальная чувствительность ребенка, возраст и характер отношений между ним и взрослым.

Сложнее всего заподозрить психологическое насилие или насилие над душой ребенка. Это многогранная категория:

  • нехватка любви и внимания;
  • угрозы и насмешки;
  • неадекватные и чрезмерные требования;
  • любое поведение родителей, вызывающее страх у ребенка;
  • запреты;
  • психологическое давление;
  • гиперопека;
  • манипуляции;
  • любые побуждения «из любви», наносящие вред здоровью ребенка.

Из-за этого отмечается заниженная самооценка, неуверенность в себе, утрачивается чувство собственного достоинства. При гиперопеке развивается чувство беспомощности и полной зависимости от родителей. Оторванность от семьи, социальное или физическое сиротство ребенка навсегда оставляет след в виде чувства эмоциональной незащищенности. Не факт, что последствия сразу проявят себя, это может возникнуть спустя годы.

Последствия насилия

Переживший насилие ребенок или подросток чувствует страх, замешательство, стыд, бессилие. Часто винит себя и воспринимает как соучастника и первопричину случившегося. Иногда причиной считает свое поведение или положение в семье. Среди других последствий значится снижение доверия и круга общения.

Многие реакции зависят от возраста ребенка:

  1. Дети до 3 лет. Среди популярных реакций: страх, смешанные чувства, агрессия, потеря аппетита.
  2. Дошкольники. Отмечается тревога, боязливость, чувство вины и стыда, смешанность чувств, отвращение, чувство беспомощности.
  3. Младшие школьники. Наблюдается неопределенность школьника в семейных ролях, двойственное отношение к взрослым людям, страх, стыд, отвращение, недоверие ко всему миру.
  4. Младшие подростки. К предыдущим последствиям добавляется депрессия, чувственная опустошенность (нет никаких ощущений и чувств).
  5. Старшие подростки. Характерно отвращение, стыд, чувство вины, двойственность чувств в отношении взрослых, девиантное поведение, ощущение ненужности.

Особенно опасно сексуальное насилие, которое во взрослой жизни проявляется:

  • психосоматическими заболеваниями;
  • непринятием своего тела;
  • зависимым поведением;
  • проблемами в сексуальных отношениях;
  • повторным насилием (мужчины, подвергшиеся насилию, сами его совершают; женщины, подвергшиеся насилию, снова оказываются в роли жертвы).

По мере взросления ребенка также может отмечаться ответное насилие, потеря самоуважения, психические расстройства и попытки суицида.

Любое насилие во взрослой жизни оставляет такие следы:

  • нарушение Я-концепции;
  • чувство вины;
  • депрессия;
  • сексуальные дисфункции;
  • проблемы в межличностных отношениях.

Нарушение физических и психических границ в результате насилия влияет на всю дальнейшую жизнь и поведение человека. А пережитый опыт воспроизводится снова и снова.

Вообще в семье можно выделить 3 сферы насилия: родителей над детьми, взрослых над взрослыми, кого-либо из членов семьи над стариками. И каждая из этих форм опасна для ребенка. Если насилию подвергается не непосредственно он, а, например, мать, то возможны:

  • психоэмоциональные и психосоматические расстройства;
  • школьная дезадаптация;
  • проблемы в социальной адаптации.

Семьи с насилием всегда относятся к группе риска, так как такая атмосфера не подходит для воспитания ребенка. Выросшие в насилии дети, как правило, позже сами становятся жертвой или агрессором (95 %).

Диагностика насилия

Выявить насилие сложно еще и потому, что сами родители не всегда воспринимают свои действия как насильственные. Они воспитывают своего ребенка, да, методом кнута без пряника, но это воспитание. Или методом кнута и пряника, тогда ребенок воспринимает избиения как должное за его провинности и потому еще меньше вероятность, что он кому-то расскажет.

Осложняет ситуацию и еще один момент. По сути любое насилие сопряжено с психическим. Потому работать приходится сразу с несколькими формами насилия.

Физическое насилие

Диагностические признаки насилия, которые можно отметить во время беседы с родителями:

  • нервное поведение;
  • фантастическое описание происхождения травм ребенка;
  • обвинение других людей или самого ребенка;
  • множественные противоречия в истории получения травм;
  • обвинение ребенка во лжи;
  • неадекватная оценка, ожидания и требования, не соответствующие возрасту или уровню развития ребенка.

Усилить подозрение должен факт частых нахождений ребенка в травмпункте, повторяющихся похожих травм, большого временного промежутка между травмами и обращением в больницу.

Проблема в том, что заметить невербальные и вербальные признаки вранья и изворотливости родителей можно только в условиях тесного наблюдения и общения. Доступна ли такая ситуация всем неравнодушным? Нет. Соседа и на порог дома не пустят. Добиться такой встречи с родителями могут только социальные работники. Задача свидетелей и очевидцев – поспособствовать этой встрече.

Диагностические реакции в процессе беседы с детьми:

  • тревожность;
  • нежелание и страх перед встречей с родителями;
  • убежденность ребенка в оправданности наказаний;
  • страх, что социальные работники (защитники) встанут на сторону родителей после беседы и выяснят, что наказания оправданы плохим поведением ребенка;
  • плач при любой неудаче;
  • склонность к дракам;
  • вздрагивание при малейшем движении руки рядом.

Иногда действительно бывает так, что ребенок придумывает рассказ о насилии, что может быть вызвано потребностью во внимании и сочувствии, конфликтами с друзьями или в семье, богатой фантазией. Но тогда эмоциональные и поведенческие реакции ребенка будут противоречить содержанию рассказа. Не отмечается в таких случаях страх перед родителями и иные признаки и последствия насилия, но заметно удовольствие ребенка от того, что его слушают, и увлеченность рассказом.

Нельзя расценивать описанные признаки отдельно от контекста и истории семьи, но существует ряд диагностических маркеров, которые ясно дают понять о физическом насилии:

  • синяки, укусы, ожоги, рубцы;
  • следы удушья;
  • любые повреждения, остающиеся без внятного и корректного объяснения со стороны родителей;
  • низкая самооценка ребенка;
  • нежелание и страх возвращаться домой;
  • мешковатая одежда, скрывающая побои;
  • самообвинение в провокациях в сторону насильника;
  • ребенок воспринимает побои как семейный порядок и норму;
  • волнение, плач, испуг при криках, скандалах.

Сексуальное насилие

Сложность диагностики сексуального насилия в том, что одни члены семьи могут покрывать других, даже если известно о преступлении.

Подростки реагируют серьезнее, так как понимают, что именно с ними случилось. Как правило, они меняют весь стиль жизни и одежды, окружение. Здоровые чувства типа сочувствия и симпатии превращаются в агрессию или слепую подчиненность (человеку, делу). У детей доподросткового возраста отмечаются классические признаки.

К диагностическим маркерам сексуального насилия над ребенком в семье относится:

  • не по возрасту хорошая осведомленность в вопросах сексуальных отношений;
  • синяки, зуд, кровь в области половых органов;
  • сексуальные поведенческие извращения;
  • резкие изменения в поведении ребенка;
  • смена походки, неудобство при ходьбе и сидении;
  • пищевые расстройства;
  • отвращение к себе;
  • ночные кошмары и нарушения сна;
  • суицидальные наклонности и депрессия;
  • потакательство, уступчивость в отношении взрослых;
  • девиантное поведение.

Пренебрежение нуждами ребенка

Самый часто встречающийся вариант насилия и наименее осознаваемый родителями. Даже в благополучных, казалось бы, семьях можно найти его элементы, например, недостаток любви и внимания из-за занятости на работе.

Поэтому этот вид самый неоднозначный в плане диагностики. Судить о пренебрежении принято при очевидных и злостных нарушениях: ребенок голодает, плохо одет, грязный, не получает медицинской помощи или образования, оказывается оставленным один и подвергнут опасности.

Лишенные дети отличаются неразборчивостью в построении отношений и попытками привлечь внимание. К другим диагностическим маркерам относится:

  • педагогическая запущенность (малый словарный запас, проблемы с речью);
  • отставание в физическом развитии;
  • неприятный запах, грязь и голод;
  • подавленность, пассивность и пугливость;
  • скупость эмоций и бедность реакций на доброту, похвалу;
  • чувство ненужности и убеждение «Я – не хороший, ничего не заслуживаю, и никогда не буду заслуживать».

Психологическое насилие

Решающая роль в диагностике отводится поведению взрослых. Психологическое насилие можно заподозрить, если родители:

  • не спешат утешить ребенка, пообщаться с ним, обнять;
  • сверхкритично относятся к ребенку;
  • ругают, оскорбляют, унижают;
  • негативно характеризуют ребенка;
  • вымещают на нем злобу на кого-то из родственников (ассоциируют ребенка с ним);
  • открыто признаются в нелюбви;
  • винят его в своих неудачах.

Со стороны ребенка о психологическом насилии намекнут:

  • неуверенность и низкая самооценка;
  • задержка речи и восприятия;
  • напряжение от ожидания наказания;
  • неразвитое логическое мышление;
  • неуважение и недоверие к взрослым;
  • наигранная зрелость или независимость как реакция защиты;
  • суицидальные наклонности.

Реабилитация

Устранение насилия всегда требует комплексной работы психолога с родителями и детьми. Наиболее эффективными методами являются:

  • психотерапия;
  • индивидуальные и групповые консультации;
  • тренинги.

Взаимодействуя с ребенком, нужно сначала добиться расположения и доверия с его стороны. Для этого нельзя акцентировать внимание на ситуации, то есть говорить «Не бойся», «Не переживай». Главный метод работы с ребенком – консультационная беседа. Но проводить ее может только квалифицированный специалист.

Насилие – всегда стрессовая ситуация для ребенка, влекущая за собой психотравму. Соответственно, работа должна быть направлена на устранение психотравмы и посттравматического стрессового расстройства, если оно наблюдается. Лучший метод – психотерапия.

Профилактика насилия

Основные направления профилактики: просвещение и информирование. Они должны проводиться в отношении детей, родителей, работников детских учреждений и вообще всех граждан. Важно говорить:

  • о том, что такое насилие;
  • о его видах;
  • что делать, если вы стали свидетелем или жертвой насилия;
  • какова ответственность за насилие;
  • куда можно сообщить о насилии (организации, телефоны).

Не стоит говорить в контексте «как не стать жертвой насилия», так как это сразу дает установку на самообвинение. Как говорилось в статье, жертвы и так склонны искать причину в себе, но это не так.

Насилие в любой форме никогда не проходит бесследно. Оно имеет особенно тяжёлые последствия, когда мы говорим о травмах, пережитых в детстве. Дети наивны, открыты и не готовы к предательству, особенно со стороны близких. Воздействие насилия на детскую психику разрушительно. Пережившие в детстве травматический опыт, люди не умеют общаться, строить нормальные отношения, их восприятие реальности искажено.

«Невидимый враг» – страшные воспоминания о прошлом – лишь часть проблемы. Серьёзные последствия могут не проявляться в форме ярко выраженной депрессии или девиантного поведения. Даже, на первый взгляд, обычная замкнутость может быть поводом для беспокойства: «С человеком не все в порядке! Нужна помощь!».

Проблемы в общении

Создание доверительного общения с людьми после перенесенной домашней травли, издевательств, постоянных телесных наказаний, сарказма и унижений оказывается невозможным по нескольким причинам.

1. Закрытость

Беда выросших детей с насилием в семейной истории. Человек замыкается в себе, избегает общения, чтобы не показывать истинного состояния, настоящих чувств. Кому-то такие люди кажутся высокомерными, непробиваемыми, недосягаемыми – да какими угодно, только не общительными и не позитивными. Это закономерная защитная реакция.

2. Одиночество

Ведь лучше не иметь круга общения совсем, чем снова пережить боль и предательство. Близкие отношения можно создать только открыв сердце, позволив себе быть уязвимым. Но открываться страшно. К тому же, нет навыка быть в отношениях: говорить о своих чувствах, потребностях, интересах и желаниях.

3. Страх высказать своё мнение, иметь свою точку зрения

Вчерашний ребенок постоянно боится наказания, осуждения, издевательств. Поэтому поговорить с начальником, обсудить деловой вопрос с коллегами, не говоря уже о разговорах с незнакомыми людьми – это испытание. И далеко не все выходят из него с честью. Это касается обычного, бытового общения. Люди с насилием в прошлом болезненно боятся осуждения, насмешек. Снова окунаться в психологическое насилие им не хочется.

4. Тревожность как жизненный фон

Люди, пережившие насилие, дезориентированы. Их хорошее самочувствие зависит от отношения окружающих. Это называют психологической зависимостью. Но хроническая тревога создает, сужая сознание, создаёт суетливость. Суета – много мелких бесполезных действий часто вредит как в личной жизни, так и в рабочем процессе. Они боятся что-то упустить, забыть, недоделать и на фоне этой тревоги, в суете как раз упускают, забывают, пропускают ошибки.

5. Замалчивание проблем

Замалчивание проблем в отношениях происходит из-за неумения общаться здоровым способом. Раскрыть свою душу перед кем-то – невозможно, попросить о помощи – ужасно. Причин этому несколько:

  • Страх быть осужденным за свои действия, оказаться осмеянным, униженным, растоптанным.
  • Стыд перед раскрытием позорных с собственной точки зрения фактов.
  • Неумение быть откровенным. Ведь за проявление себя можно быть наказанным. Легче показывать окружающим то, что по вашему мнению, они от вас ожидают.
  • Отсутствие базового доверия к миру.
  • Боязнь конфликта. Человек стремится избежать конфликтной ситуации любой ценой, даже в ущерб своим интересам.
  • Эмоциональный перфекционизм – убеждённость в том, что человек имеете право проявлять только положительные эмоции. Если любишь, то не можешь злиться на любимого человека.
  • Безнадежность – убеждённость в том, что отношения невозможно улучшить, они не зависят от желания и поведения.
  • Угадывание мыслей – человек старается угадать, что думает, что чувствует и что хочет партнёр и удовлетворить его воображаемые потребности и желания.
  • завышенные ожидания — уверенность, что другие должны сами понимать, что Вы чувствуете и что Вам нужно. Но только убеждаетесь, что близкие к Вам равнодушны.
  • Необходимость решать проблемы, значит выходить на конструктивный диалог. Но страх быть не услышанным, не принятым, приводит к мысли, что проблема сама рассосётся.

6. Низкая самооценка

Человек уверен, что любить его не за что. Поэтому для создания отношений выбирает в партнеры того, кто ниже по социальной лестнице или имеет какой-либо «дефект», например, зависимость.

7. Неумение отказать кому бы то ни было

Люди, пережившие насилие, становятся ведомыми. У них все занимают деньги, но никогда ничего не отдают. Их используют, так как человеку психологически сложно сказать: «Нет!». В раннем возрасте за отказ от абсолютного послушания могло последовать жестокое наказание. Ассоциации не уходят долгие годы.

Не избалованные общением в детстве, взрослые боятся потерять расположенных к ним людей: «Откажу – потеряю друга».

8. Склонность к самокопанию и самоедству

Те, кто пережил насилие, винят себя не только в своих бедах, но и в бедах других людей. Поэтому бесконечно ищут недостатки в себе, в любом своём проявлении, поведении. Проигрывают в памяти прошедшие события, как было бы, если бы…

9. Неспособность принимать решения или их чрезмерно долгое их обдумывание

Возможно, что в детстве безобидные игры становились причиной жестокого наказания. Человек боится что-то предпринять, не взвесив за и против. Казалось бы, все логично. Хорошо продумаешь – примешь верное решение. Нет. Люди с травмами делают это очень медленно, упуская возможности, потому что боязнь перемен оказывается сильнее радужных перспектив. Даже покупка новой одежды превращается в проблему. Человек боится принимать решения, потому что эта область всегда находилась под контролем подавляющих взрослых.

10. Детское поведение во взрослой жизни

Человек, переживший насилие, навсегда остается ребёнком. Инфантилизм, постоянное мысленное возвращение к прошлым обидам, желание переиграть жизненный сценарий с нуля, перекладывание ответственности на других – типичные проявления. К этой же группе психологических сложностей относится стремление избежать принятия решений.

Эмоциональные решения без логического обдумывания, часто приводят к серьёзным проблемам. При этом возникает желание, чтобы их решил кто-нибудь другой (взрослый).

Детская вина, взращенная родителями или другими близкими взрослыми, не покидает, не изживается. Человек на всю жизнь остается отруганным малышом, который плохо себя вел.

Вина сидит настолько глубоко, что человек видит её в других людях. Выросший мужчина или зрелая женщина постоянно оправдывают ошибки и обиды, причинённые другими, отыскивая обоснования непростительным поступкам по отношению к себе.

11. Фобии

Люди, пережившие детское насилие, страдают от множества фобий. Страхи часто бывают иррациональными, придуманными, без причины.

12. Боязнь прикосновений (гаптофобия)

Человек становится уязвимым при сокращении расстояния между ним и другим человеком. Не говоря уже об объятиях, поцелуях или сексуальных отношениях. Боязнь физических контактов развивается из-за побоев и других жестокостей в раннем возрасте.

13. Страх потери близких

Страх потери близких – совершенно нормальное состояние. Но у личностей с насилием в прошлом он приобретает гипертрофированные масштабы. Они не доверяют людям. А те, кто все же занял место в их сердце, представляются незаменимыми. Мысль об их уходе ужасает.

14. Саморазрушение

Результатом постоянного стресса, внутренних переживаний, злости на себя становится аутоагрессия. Токсичная атмосфера в семье приводит к селф-харму – нанесению физического вреда самого себе в виде порезов, царапин, отказа от еды, воды, необходимого лечения. Явление разрушительное и в психологическом, и в физическом планах.

15. Хроническая депрессия и суицид

Подавление чувств доводит человека до хронической депрессии, иногда в тяжёлой форме. Как следствие, мысли о суициде частые гости в голове человека, пережившего насилие.

Резюме

Последствия насилия в семье необходимо устранять, начиная с анализа источника проблем. Грамотная психологическая поддержка способна нивелировать разрушительное влияние на личность человека. Запишитесь на бесплатную консультацию к профессиональному психологу Марии Кудрявцевой

>Униженные и оскорбленные

/Красота, уход, фитнес. Отношения/Отношения

Можно ли помочь жертве домашнего насилия, и может ли она помочь себе?

  • Насилие родом из детства
  • Поиск любви или поиск страданий?
  • Воображаемая любовь
  • Любовь после насилия – это возможно?
  • Как вести себя с «одной моей подругой»

Многие годами живут с партнерами, которые их оскорбляют, унижают и даже, хотя об этом не принято говорить, бьют. Психологи утверждают, что после нескольких лет таких отношений жертве очень трудно, почти невозможно их разорвать. Но что мешает не вступать в них или прервать после первого же опасного инцидента? Как помочь другу, который находится в опасных отношениях?

Насилие родом из детства

Практически всегда отношения с партнером выстраиваются на основе той схемы, которую мы наблюдаем в детстве. Иными словами, в семьях, где присутствовало насилие, физическое или психологическое, вырастают дети, готовые стать жертвами и преследователями. Именно такие отношения кажутся им привычными, понятными и даже, как ни странно, удобными.
Казалось бы, подрастающий ребенок живет не в изоляции: он видит, как складываются отношения в других семьях, отношения, основанные на взаимном уважении. Такая жизнь должна выглядеть более привлекательно, чем та, что он наблюдает дома, и именно ее он должен пытаться воспроизвести. Но… не воспроизводят.

” Показательны результаты исследований американского психолога Дэвида Селани, автора книги «Иллюзия любви. Почему женщина возвращается к своему обидчику». Он выяснил, что, вопреки здравому смыслу, дети «плохих» родителей (пьющих, асоциальных, проявляющих насилие) привязаны к ним не меньше, чем дети из других семей. Почему?

Воспитание – процесс двухсторонний: не только родители вкладывают в ребенка, но и ребенок вбирает в себя способы поведения, реакции своих родителей. Постепенно реакции, которые ребенок ждет от родителей (утешение, одобрение, поддержка) он начинает воспроизводить сам – собственно, это и есть процесс взросления. Обретенная независимость (могу сам себя поддержать и утешить) позволяет строить равноправные партнерские отношения с другими людьми – проявлять и принимать внимание, уважение, любовь.

Если же основное, что получал ребенок от членов своей семьи, это насилие, то именно так ребенок и привыкает обращаться с собой. Он по-прежнему нуждается в любви, заботе и утешении, но, не научившись воспроизводить их, всегда зависит от внешних ресурсов, на начальном этапе своей жизни – от родителей.

” Проявляя насилие, родители воспитывают не жестоких, безнравственных людей, не садистов и не мазохистов. Они воспитывают слабых людей, которые не могут жить без внешней опоры.

Повзрослев, такие люди не могут построить равноправные отношения – они ищут источник любви и заботы, но не готовы отдавать что-то взамен. А в качестве партнера выбирают то, что привычно, понятно, знакомо с детства: насилие. Можно вспомнить известный анекдот про «третьего мужа, который бьет по роже» так же, как и первые два. Дело действительно, не в муже, а «в роже». Для жертвы, как говорилось в старой рекламе, «при всем богатстве выбора – другой альтернативы нет».

Поиск любви или поиск страданий?

И в детстве, и став взрослыми, мы ищем любовь, принятие, доверие. Никому не нравится «страдать», и женщина, испытывающая в семейной жизни унижения, вовсе не счастлива в таких отношениях. Но для нее они – эталон любви, как она представляет его себе с детства. Для младенца, не имеющего возможности сравнивать, любое отношение родителей априори – любовь, потому что именно любви и заботы мы ждем от родителей.

Даже самые плохие асоциальные родители периодически проявляют хоть какую-то заботу о своих детях. И именно эти моменты становятся решающими. Теперь хорошее отношение родителей ребенок относит на их счет (мама меня любит), а плохое – на свой (я плохо вел себя, и родителям пришлось меня наказать).

” Если подросшему ребенку случается начать отношения с психологически здоровым партнером, то они кажутся ему «ненормальными»: слишком пресными, фальшивыми, неискренними. Любовь в его представлении – это смесь насилия и симпатии, а все остальное – это уже не любовь.

Воображаемая любовь

Дети в семьях, Где царит насилие… большие фантазеры! Да, да, ведь им приходится «додумывать» отношения с родителями на основе тех крох любви и заботы, которые им все-таки достаются. Возможно, если вам доводилось встречаться с детьми из асоциальных семей, вы были свидетелями рассказов, как много хорошего случится, когда мама будет трезвой, а папа, наконец, найдет работу. Ребенок бессознательно «домысливает» эти отношения еще и потому, что привыкает принимать большую часть вины за насилие на себя: он «плохой», и его «приходится» наказывать. В фантазийных отношениях, где не происходит насилия, он, соответственно «хороший»: раз нет наказания, значит и наказывать его не за что.

” Это ответ на вопрос, как может ваша подруга, страдая от насилия, жить вместе с партнером-насильником. Она живет вовсе не в этих отношениях, у нее есть «дополненная реальность», которую она привыкла достраивать с детства. Там партнер – хороший, умный и заботливый, а насилие – случайный эпизод, к тому же ею же и спровоцированный.

Как правило, если прямо указать жертве на источник страданий, можно получить агрессивный ответ: жертвы домашнего насилия привыкли защищать свою иллюзорную жизнь, которую так долго и тщательно выстраивали.

Любовь после насилия – это возможно?

Можно ли реабилитировать жертву домашнего насилия, научить ее жить в здоровых отношениях, лишенных боли и страха? Можно, хотя это и сложная психотерапевтическая задача. Дэвид Селани пишет о том, что такая терапия длится не менее трех лет, но есть мнение, что «выходить» из разрушительных отношений придется столько же, сколько жертва в них находилась.

Опору для дальнейшей жизни придется взрастить внутри себя, стать «мамой» самой себе, утешить, полюбить и позаботиться о том, ребенке, о котором никто не позаботился. Для этого придется чем-то заместить образ матери, которой не было в детстве (например, образом психотерапевта, принимающего и не осуждающего, собственно, создание такого образа – это и есть основной терапевтический метод), и в дальнейшем опираться именно на него (вести себя по отношению к себе так же).

В таком кратком изложении задача кажется несложной, но на деле она требует многих лет профессиональной работы. А иначе… иначе цепь насилия не прервется никогда. Воспроизводясь в детях и внуках жертвы. Но если вы не психотерапевт и уже устали смотреть на мучения своей знакомой, что вы можете сделать?

” Подсказка: нет, постоянно повторять что нужно немедленно бросить «этого козла» бессмысленно и бесполезно. Как вы уже поняли, одному «козлу» на смену немедленно придет следующий, только и всего.

Как вести себя с «одной моей подругой»

  • Безусловная поддержка. Это самое важное для жертвы насилия – поднятие самооценки. Не забывайте почаще рассказывать о тех хороших качествах, умениях, даже приятных деталях внешности, которые вы видите!

  • Раздвинуть границы. Человек, замкнутый в мире семейного насилия, действительно не видит выхода из ситуации. И не увидит… Зато можно показать ему мир за пределами семьи! Хобби, спорт, прогулки, даже поход в кино – все это раздвигает рамки ежедневного кошмара.

  • Расширить круг общения. Единственный друг для жертвы домашнего насилия – это хорошо. Но мало. Чем больше знакомых будет демонстрировать симпатию и уважение, тем активнее человек, зависимый от внешней оценки, «отращивает» внутреннюю опору.

  • Найти специалиста, способного помочь. Это, пожалуй, самая важная и действенная часть помощи.

Чего делать совсем не нужно

  • Не критиковать, в том числе и партнера-насильника. В иллюзорном мире вы сразу попадете в список врагов.

  • Не обижаться: у жертв насилия бывают «плохие дни», когда они изливают дурное настроение на тех, кто пытается им помочь, приписывая злобные намерения. Обижаться на это так же глупо, как на человека, наговорившего вам глупостей в горячечном бреду.

Не втягиваться в круг насилия! Это, пожалуй, самое важное. Можно легко и незаметно для себя перейти от помощи к «спасению» и утратить свою независимость, оказавшись в треугольнике «тиран-спасатель-жертва». Так вы, во-первых, никого не спасете, а, во-вторых, серьезно пострадаете сами. Ограничивайте свои добрые порывы рамками разумного!

27.10.2019 Подготовила Антонина Рыбакова

Насилие над детьми

Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей.

Межличностные отношения

Типы отношений

Агамия · Брачный союз · Броманс · Вдовство · Гражданское партнёрство · Дружба · Жена (супруга) · Значимый другой · Казуальные · Конкубинат · Куртизанка · Любовник (любовница) · Моногамия · Муж (супруг) · Однополые связи · Педерастия · Полиамория · Поливерность · Полигамия · Родство · Романтические · Семья · Сексуальный партнёр · Сожительство

События

Заключение брака · Развод · Разрыв отношений · Расставание · Половой акт · Супружеская измена · Ухаживание

Чувства и эмоции

Близкая связь · Влечение · Комперсия · Влюблённость · Любовь (эрос, филия, сторге, агапэ) · Привязанность · Ревность · Платоническая любовь · Романтическая любовь · Страсть · Увлечение

Поступки

Калым (Приданое) · Гипергамия · Супружеская измена · Сексуальное поведение · Похищение невесты

Насилие в отношениях

В семье · Над взрослыми · Над детьми · Подростковое насилие

Насилие над детьми — демонстрация физического, эмоционального и сексуального доминирования над ребёнком, семейное насилие над детьми.

В развитых странах феномен получил распространение наряду с концепцией «чайлд неглект» (англ.)русск. (пренебрежительном отношении к ребёнку, невыполнение обязанностей в отношении ребёнка). В ряде стран функционируют специализированные службы «чайлд абьюз». Их задача состоит в разбирательстве конкретных случаев и в активном предотвращении притеснения детей со стороны родителей и старших по возрасту. Большинство проблемных случаев связаны с растлением и возрастом согласия. Деятельность служб «чайлд абьюз» ограничена возрастом совершеннолетия потерпевших.

1906

Признавая приоритетом защиту сексуальной неприкосновенности детей и несовершеннолетних, службы вынуждены передовериться показаниям свидетелей (доносам), которым свойственна субъективная оценка поведения разновозрастных членов семьи в общественных местах. Формально службы призваны выявлять факты сексуального принуждения детей. Резонансные ошибки восприятия совершаются из-за того, что в основу предварительных обвинений (заявления в фискальные органы) положены жесты и физические симптомы как признак сексуального покушения на детство. По многочисленным наблюдениям и отзывам постсоветских мигрантов, служба малоэффективна и не предотвращает, как реальные угрозы, так и случаи с изнасилованиями. По их же характеристикам и по многочисленным публикациям в СМИ, службы «чайлд абьюз» порождают сутяжничество.

Традиционно наиболее серьёзными считаются обвинения взрослых в сексуальных посягательствах на детей. В некоторых странах ситуация усугубляется сложностью законодательства в вопросе расторжения брака и сложившейся практикой использования обвинений одним из родителей другого (чаще — женой мужа) в физическом или сексуальном насилии над ребёнком для получения права исключительной опеки над ребёнком. Дела об опеке, в отличие от уголовных дел, рассматриваются в условиях менее жёстких требований к доказательности обвинений, что создаёт поводы для злоупотреблений. В США существует общественная организация «Жертвы законов о жестоком обращении с детьми», объединяющая лиц, которые были привлечены к суду либо лишены права опеки над собственными детьми по ложным, как они сами утверждают, обвинениям в посягательстве на детей.

В ближайшие годы в России создание и функционирование национальной службы «чайлд абьюз» невозможно из-за законодательных проблем. Россия до сих пор не ратифицировала два важнейших международных правовых документа. Это Факультативный протокол к Конвенции о правах ребёнка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (2000) и Конвенцию о преступности в сфере компьютерной информации (Будапешт, 23 ноября 2001).

> См. также

  • Сексуальные преступления против несовершеннолетних

Ссылки

  • Психология родительства
  • А как у детей с родителями…
  • Ожиёва Е. Н. Буллинг как разновидность насилия. Школьный буллинг
  • Форум «Батяня» — как воспитать настоящего мужчину и нужен ли для этого ремень

Последствия домашнего насилия над женщиной

Насилию нет оправдания!

Домашнее насилие (бытовое насилие, семейное насилие, насилие в семье) – это реальное действие или угроза физического, сексуального, психологического, морального или экономического насилия со стороны одного лица по отношению к другому, с которым лицо имеет или имело семейные, интимные или иные подобные отношения. Это повторяющийся с увеличением частоты цикл насилия с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха. Это ситуации, в которых один человек контролирует или пытается контролировать поведения и чувства другого.

Бытовое насилие приносит женщине травматический опыт, который приводит к серьезным последствиям для нее. Жертвы домашнего насилия приобретают глубокие личностные, когнитивные, эмоциональные, поведенческие изменения, такие как: снижение самооценки, повышенное чувство вины, вера в большинство мифов о насилии, мысли о безвыходности ситуации, появление стойкого чувства одиночества, вины за происходящее и не проходящий страх, замкнутость, самоагрессия, появление психосоматических заболеваний и многое другое. Все эти признаки и некоторые личностные изменения не зависят от продолжительности домашнего насилия и могут проявиться уже после первого акта насилия. У женщин перенесших насилие остаются не только физические, но и психологические травмы.

Последствия бытового насилия есть всегда, не редко они могут быть очень тяжелыми. Домашнее насилие приводит к клиническим и неклиническим последствиям. У женщин, подвергшийся насилию, наблюдаются личные деформации, посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР), комплексные ПТСР, стокгольмский синдром, синдром избиваемой женщины.

Последствия домашнего насилия приводят к личной деформации женщины: разрушается уверенность в себе, снижается самооценка, развивается тревожность, появляется ноогенный невроз. Формируются искаженный «портрет» партнера и искаженное восприятие себя и своих качеств, утрачивается реалистичное восприятие ситуации, окружающей действительности. Развивается безответственное отношение к своей жизни, и параллельно принимается на себя безосновательная ответственность (самообвинение) за насильственное поведение партнера, за его склонность к оскорбительному, насильственному поведению. Решения относительно своих действий, удовлетворения раз­личных потребностей принимаются в зависимости от реак­ций партнера. Вообще возникают значительные затруднения при принятии любого решения, что связано с неувереннос­тью в себе и развившимся страхом принятия ответственнос­ти за свои поступки. Оценка действий окружающих людей происходит в соответствии с оценками партнера. Возникает желание «спасти» партнера, когда тот попадает в неприятное или трудное положение, при этом часто присутствует радостное возбуждение как ожидание смягчения отношений в качестве ответа на заботу, чего на самом деле почти никогда не происходит.

Кроме указанных признаков личностной деформации, у женщин наблюдаются клинические последствия домашнего насилия. Это признаки, соответствующие симптомам посттравматического стрессового расстройства. На на психологическом уровне появляются нарушения сна, повто­ряющиеся воспоминания, сложности с концентрацией вни­мания, повышенная возбудимость, ощущения враждебнос­ти общества, депрессивное состояние, внезапные вспышки раздражительности и даже агрессии. На физиологическом уровне проявляются ощущение нехватки воздуха, диском­форта в желудке, внутренние спазмы, головные боли, сниже­ние сексуальной активности, вплоть до полного равнодушия. На уровне поведения фиксируются злоупотребление алкоголем или нарко­тиками, проблемы с питанием, су­ицидальные попытки или мысли, нарушения взаимоотношений с окружающими, избегание общения, подозрительность, не­верие в искренность хорошего отношения, иногда — насиль­ственное поведение относительно детей, родителей или дру­гих более слабых людей.

Врачи выделяют характерные для ПТСР состояния:

  • «солдатское сердце» (боль за грудиной, сердцебиение, преры­вистость дыхания, повышенная потливость);

  • хроническое чувство вины;-синдром» (насильственно вторгающиеся в сознание воспоминания о «непереносимых» событиях);

  • «комбатантная» психопатия (агрессивность и импульсивное поведение со вспышками насилия, злоупотребление алкого­лем и наркотиками, беспорядочность сексуальных связей при замкнутости и подозрительности);

  • синдром прогрессирующей астении (быстрое старение, паде­ние веса, психическая вялость, стремление к покою);

  • рентное состояние (пассивная жизненная позиция с осознан­ной выгодой от полагающихся льгот, привилегий, стремле­ние к статусу инвалида, хронически больного человека).

Диагноз ПТСР описывает то, что может происходить с человеком после одного травматичного события. Но ситуация домашнего насилия часто относится к хроническим травмам, эпизоды насилия регулярно происходят в течение месяцев и даже лет. Многие специалисты отмечают, что «простое» ПТСР не передает того огромного психологического вреда, который возникает в результате повторяющихся травм, поэтому часто следует говорить о комплексном посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР). Исследования показали, что у 92 % людей, страдающих от комплексного ПТСР, также есть и «простое» ПТСР. В ситуации домашнего насилия ПТСР, как правило, появляется уже после первого избиения, и одновременно, с течением времени, развивается комплексное ПТСР. Причиной комплексного ПТСР может быть не только физическое и сексуальное, но и психологическое насилие (систематические унижения, оскорбления и тому подобное).

Симптомы комплексного ПТСР включают:

  1. Нарушения эмоциональной регуляции: постоянная грусть, мысли о самоубийстве, приступы ярости или постоянная злость.

  2. Нарушения сознания: полное забывание травматических эпизодов, флэшбеки и переживание травматичных эпизодов снова и снова, а также диссоциация — ощущение, что человек не связан со своим телом и разумом, что все происходит не с ним.

  3. Изменения в отношении к себе: беспомощность, стыд, вина, ощущение «изгойства», того, что ты не такой, как все остальные люди.

  4. Изменения в отношении к насильнику: приписывание насильнику всемогущества, навязчивые мысли о своих отношениях с насильником, к этому проявлению относятся как болезненная «привязанность», так и навязчивые мысли о мести.

  5. Изменения в отношениях с другими: изоляция, недоверие ко всем или постоянные поиски «спасителя».

  6. Изменения в мировоззрении: потеря веры или чувство беспомощности и отчаяния.

Женщины в ситуации домашнего насилия демонстрируют модель поведения, которые называется «стокгольмским синдромом». Это определенное психическое состояние, которое по своей силе можно сравнить с теми психологическими последствиями, которые испытывают люди, оказавшиеся в плену или захваченные в заложники. Мужчина травмирует женщину, которая по тем или иным обстоятельствам не может порвать с ним. По разным причинам она вынуждена искать защиту и привязанность у своего обидчика, подавляя свой гнев. Если насильник проявляет к ней некоторую доброту, женщина привязывается к положительной стороне обидчика, отвергая ту его сторону, которая внушает страх. Женщина приучается смотреть на мир глазами насильника и, таким образом, она старается удержать насильника в счастливым состоянии духа, тем самым обеспечивая свое собственное выживание. В результате, жертва проявляет сверхбдительность к потребностям насильника и пренебрегает личными нуждами, смотрит на мир глазами насильника, отказываясь от собственного мнения. В конечном итоге, женщина воспринимает свое я так, как видит его насильник.

Женщине трудно расстаться с насильником, потому что боится, что проявление любой нелояльности по отношению к насильнику может вызвать его месть и он может счесть расставание как акт нелояльности. Она игнорируют агрессивную сторону насильника и, тем самым, существующую опасность, боится потерять те единственно хорошие отношения, которые ей доступны, воспринимает свою личность, как ее видит насильник.

За время истязаний и оскорблений у женщин формируется особый синдром — «синдром избиваемой женщины» . Этот синдром похож на «афганский синдром» или «чеченский синдром». У женщины с «синдромом избиваемой жены» наблюдается множество физических, соматических симптомов, а также депрессии, тревоги, предыдущих суицидальных попыток — мощный индикатор и доказательство домашней жестокости.

Женщины остаются в подобных опасных отношениях по разным причинам, включая:

  • женщину до сих пор удерживает фаза «медового месяца», которая следует после фазы насилия,

  • экономическая зависимость от насильника,

  • вера в то, что она еще сможет сохранить мир в отношения,

  • страх мести насильника в случае ухода,

  • угрозы насильника, например, он может угрожать убить или покалечить ее, ее детей или кого-то из близких ей людей, если она уйдет,

  • потеря самооценки в результате пережитого насилия,

  • депрессия в результате пережитого насилия, и как следствие, отсутствие душевных сил для ухода.

Синдром избиваемой женщины включает четыре основных признака: женщина верит, что в произошедшем насилии была ее вина, женщина теряет способность возлагать ответственность за насилие на другого, женщина постоянно боится за свою жизнь и жизнь своих детей, у женщины развивается иррациональная вера во всемогущество и вездесущность насильника.

Со временем состояния, развивающиеся у женщин вследствии насилия, могут не только не ослабевать, а становиться все более выра­женными. Поэтому им, кроме самопомощи, необходима специализированная помощь.

Проблемы женщин, переживающих домашнее насилие Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

УДК 316.356.2

| ПРОБЛЕМЫ ЖЕНЩИН, ПЕРЕЖИВАЮЩИХ ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ

МильшинАндрей Олегович, преподаватель, andrey-milshin@yandex.ru НОУСПО»Социалъно-правовой колледж» (г. Брянск)

В статье анализируются виды насилия над женщинами в семье, причины и последствия. Причины, вызывающие проблемы семейного неблагополучия, разнообразны, среди них можно выделить социально-экономические и психолого-педагогические. Автор рассматривает, как уровень жизни населения Брянской области влияет на количество случаев насилия в семье над женщинами.

Key Words: violence,public danger offamily violence, implications offamily violence

Ключевые слова: насилие, общественная опасность семейного насилия, последствия семейного насилия

Семейная жизнь всегда была наиболее специфической и менее всего поддающейся внешнему регулированию областью отношений между людьми.

Последние десятилетия человечество все чаще сталкивается с вопиющими фактами жестокости, насилия. Случаи насилия в армии, детских домах, интернатах и даже детских лагерях отдыха и школах — к сожалению, очень частое явление. Самое парадоксальное — ареной насилия все чаще становится семья, которая должна быть опорой и защитой человека. Преобразования, которые осуществляются в России в последние годы, обострили многие проблемы, в том числе социальные. К их числу, несомненно, можно отнести проблемунасилия.

В последние годы все большее внимание общественности и правоохранительных органов привлекает насильственная преступность в семье, представляющая собой одну из наиболее распространенных и социально опасных форм агрессии в современной России, поскольку около 30—40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. Лица, погибшие и получившие телесные повреждения на почве семейно-бытовых конфликтов, прочно занимают первое место среди различных категорий потерпевших от насильственных преступлений. Дети, престарелые, инвалиды, женщины, не способные защитить себя вслед-

ствие зависимого положения в семье, составляют ежегодно более трети (38 %) от всех убитых на почве конфликтных семейно-бытовых отношений. Вырослидо масштабов крупного социально негативного явления убийства с целью избавления от больных и немощных членов семьи либо завладения их правами на имущество . Кроме того, ежегодно около 2 млн детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями, более 50 тыс. из них уходят из дома, спасаясь от жестокого обращения, около 25 тыс. находятся в розыске как без вести пропавшие .

Семейное насилие обычно скрыто от окружающих, но объективные (и довольно сложные в методическом отношении) исследования свидетельствуют о его распространенности . Так, российский социолог Г. Силасте, проанализировав тревожную статистику совершаемых в стране преступлений и случаев избиения жен и жестокого обращения с детьми, пришла к выводу, что насилие в семье — явление столь же обычное, как насилие на улицах городов. По далеко не полным данным, криминальное насилие встречается в каждой четвертой семье . Сегодня в России насилие в семье в его различных формах приобрело такие масштабы и глубину, что начинает угрожать безопасности обществаиличности .

68 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Проблемы женщин, переживающих домашнее насилие

Насилие в семье — проблема не только России. Это явление, широко распространенное во всем мире. Согласно платформе четвертой Всемирной конференции ООН по положению женщин (Пекин, 14—15 сентября 1995 года), оно признано «эпидемией» в большинстве странмира .

Результаты современных исследований показывают, что, с одной стороны, наблюдается вытеснение женщин с рынка труда, отсутствие реальных государственных институтов их социальной и правовой защиты, с другой — напряженная ситуация в обществе, провоцирующая постоянные стрессы у мужчин, привела к серьезному увеличению числа фактов насилия в отношении женщин в России .

Преступное насилие всегда расценивалось как весьма опасное антиобщественное явление, масштабы последствий которого трудно переоценить. Насилие разрушает личность, нормальное повседневное общение людей, нередко делая жизнь человека невыносимой, разлагает нравственные устои общества, препятствует экономическому развитию, росту материального благосостояния и духовного благополучия, угрожает национальному суверенитету и отношениям между государствами . Порождаемые насилием осознание собственной незащищенности, ощущение тревоги за собственную безопасность и безопасность своих детей, близких ведут к серьезным страданиям человека, лишая его получения удовлетворения, радости от жизни, формируют подозрительность, мстительность, озлобленность, нервно-психические отклонения, с особой силой оказывая негативное влияние на наиболее чувствительную часть населения — женщининесовершеннолетних .

Насильственные преступления, посягая на жизнь и здоровье, наносят огромный (порой непоправимый) вред, который чаще всего не может быть восполнен никакими средствами. Потерпевшими от насилия ежегодно становятся сотни тысяч людей, 14 тыс. женщин ежегодно погибают от семейного насилия. Всемирная организация здравоохранения заявила, что насилие является такой же серьезной причиной смерти и инвалидности женщин репродуктивного возраста, как рак, и приводит к ухудшению здоровья чаще, чем дорожные происшествия и малярия вместе взятые .

Лица, совершающие насильственные преступления, распространяют крайне опасный для общества стереотип агрессивнонасильственного поведения в бытовой и досуговой микросреде.

В результате все более глубокого проникновения насилия в жизнь семьи разрушается ее нравственность, происходит ослабление гуманистической линии в семейном воспитании, порождаются детская безнадзорность и беспризорничество, дети вовлекаются в систематическое употребление спиртных напитков, наркотиков, в проституцию и преступную деятельность.

Страдающие от насилия в семье ее члены часто не находят своевременной и эффективной помощи у государства, несмотря на то, что острые семейные конфликты тянутся годами. В этой связи резко увеличилось количество самосудов-расправ с семейными тиранами, которые вынужденно совершают женщины, дети и старики, отчаявшиеся получить у общества защиту от жестокого обращения в семье.

Общественная опасность внутрисемейной агрессии заключается не только в наступлении криминальных последствий — причинении вреда здоровью или смерти человеку. Насильственная преступность разрушает семью как основную ячейку общества, наносит огромный ущерб нравственности, оказывает психотравмирующее и деморализующее воздействие на детей. Криминализация семьи генерирует рост преступности в целом, подрывает процесс социализации, укрепления и развития позитивных общественных отношений. Большое количество семей, где многие конфликты разрешаются с позиции силы, приводит к тому, что криминальное насилие превращается в обычный способ разрешения межличностных конфликтов для целых слоев и групп населения. Это дезорганизует социальную жизнь в целом, создает реальную угрозу национальной безопасности.

Насилие в семье влечет ощутимые социальные и экономические последствия. К подобного рода социальным последствиям можно отнести стигматизацию отдельных семей, социальную изоляцию, временную или хроническую экономическую и психологическую зависимость членов семьи от групп поддержки или от системы социального обеспечения .

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

Экономические последствия часто выражаются в том, что колоссальные денежные средства расходуются на услуги правоохранительных органов, судов, органов здравоохранения, социального обеспечения, на содержание приютов для жертв семейного насилия и системы социального страхования. Например, в Канаде в 1980 году налогоплательщики через местные органы власти выплатили не менее 32 млн канадских долларов за вмешательство полиции в инциденты с избиением жен и за соответствующие услуги, связанные с оказанием поддержки и решением административных вопросов. Исследование, проведенное в Австралии, показало, что стоимость услуг, оказанных двадцати жертвам насилия в семье, значительно превысила 1 млн австралийских долларов .

Особенно пагубное влияние насилие в семье оказывает на детей. Родительское насилие почти во всех случаях приводит к трагическим результатам, ломает судьбы, выступает в качестве первопричины полной жизненной катастрофы. Ребенок, ставший жертвой насилия своих родителей, выбрасывается за борт нормального человеческого общения, не может впоследствии должным образом приспособиться к жизни, создать семью, жестоко относится к своим детям, вообще сравнительно легко решается на применение насилия к другим людям, он обычно не сострадает и не сочувствует им . Насилие в семье наносит детям серьезные психические и нравственные травмы, нередко порождая цепную реакцию противоправного поведения. Семья, разрушаемая конфликтами, перестает выполнять функцию центра психологической защиты подростка, места, в котором он находит успокоение и отдых.

В Советском Союзе семейное насилие было закрытой и запрещенной темой. Им занимались только криминологи и некоторые другие специалисты при изучении преступлений, совершенных в семейно-бытовой сфере. Простое обсуждение на государственном уровне этой проблемы в стране, где в уголовноправовой доктрине приоритетными объектами защиты были государственные интересы, семейное насилие не могло приобрести статус легитимированной социальной проблемы. И до сих пор при всех последствиях, которые таит в себе жестокое обращение в семье, на бытовом и официальном уровне у нас отношение к нему

остается снисходительно-терпимым, а иногда, к сожалению, ироничным. Доминирует подход, согласно которому под статьи УК РФ подпадает незначительная часть действий с ощутимым и очевидным ущербом для здоровья, — убийства, телесные повреждения, истязание .

В России научный интерес к проблеме семейного насилия только пробуждается, однако отдельные данные доказывают его возрастание. О насилии в отношении женщин начали говорить открыто около 20 лет назад. Постепенно все больше людей приходят к пониманию того, что утверждения, отражающие общественное сознание в связи с проблемами насилия в отношении женщин («бьет значит любит»; «женщина сознательно провоцирует насилие, потому что ей это нравится»; «она сама виновата в том, что ее бьют»; «насильники — это пьющие, малообразованные или психически больные мужчины»; «мужчины страдают от женского насилия значительно больше» и т.д.), — не более чем удобные мифы, позволяющие представителям одного пола манипулировать судьбами другого. Сейчас и наше общество признало, что насилие — это не редкие события, имеющие место в отдельно взятых семьях, причиной которых является дурной характер жены или алкоголизм мужа, а страшная «эпидемия», поразившая все слои общества. Насилие было признано социальной проблемой, требующей серьезного внимания специалистов, государства в целом и незамедлительного решения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Последние годы характеризуются медленным, постепенным и осторожным отказом от социальных запретов относительно признания факта эскалации насилия в семье. Для специалистов (психологов, педагогов, клиницистов, юристов) эта проблема все чаще становится предметом научных интересов и прикладных исследований. В целях обеспечения общественного здоровья проблема искоренения и предотвращения насилия против женщин и детей была названа приоритетной.

Специфическое поведение женщины после пережитого насилия окружающие рассматривают не как его последствия, а как особенности характеристик ее личности — «истеричка», «мазохистка» и т.п. Это разрушительно действует на внутренние ресурсы женщины, так необходимые для восстановления ее психологического благополучия .

70 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Проблемы женщин, переживающих домашнее насилие

Фактором, провоцирующим семейное насилие, становится патриархальное общественное мнение «моя хата с краю», с одной стороны, и отсутствие системы защиты от насилия, с другой. Соседи слышат крики, однако тревогу не поднимают, милиция без санкции прокурора в дом не входит. В результате сотни тысяч людей страдают без необходимой помощи.

В результате проникновения насилия в жизнь семьи происходит деконструкция нравственных, гуманистических основ семейного воспитания. Таким образом, корни очень многих трагедий, как правило, — в семье, где человеку не внушили, что жизнь и достоинство любого человека — великая ценность. Казалось бы, семья — это крепость, надежный тыл, место, где все построено на любви и уважении. Однако именно там с раннего детства у человека могут возникать, нарастать, накапливаться пограничные ситуации, психопатические реакции и состояния, жестокость и агрессивность по отношению к более слабым. В подавляющем большинстве случаев более слабыми оказываются дети, подростки, женщины и старики. Это отражается в усилении масштабов внутрисемейного насилия, преступлений на бытовой почве. В такой обстановке совершенствование мер предупреждения насилия в семье становится важнейшей задачей органов внутренних дел и общественности.

Специалисты продолжают исследовать проблемы предотвращения последствий насилия и жестокого обращения в отношении женщин. Ответить на вопрос, каковы масштабы и характер различных видов супружеского насилия в отношении российских женщин, позволяют социологические исследования, которые проводятся в нашей стране последние 10—15 лет . Выделение проблемы насилия в семье в самостоятельную социальную проблему свидетельствует не только об ее актуальности, но и о необходимости разработки системы профилактических и коррекционных мер, направленных на ее разрешение.

Для выявления уровня информированности женщин в области содержания понятия насилия, правовых и психологических последствий насилия и жестокого обращения с женщинами в семье, а также осведомленности о возможностях и способах получения помощи в социальных, медицинских и других учреждениях мы провели исследование на базе социальных

учреждений и учебных заведений Брянской области.

Мы диагностировали тревожность и расстройства эмоциональной сферы у женщин, подвергшихся насилию. В исследовании принимали участие 200 женщин в возрасте от 20 до 50 лет, подвергшихся насилию. Диагностировали этих женщин с помощью метода опроса и теста Спилберга-Ханина, который был направлен на выявление уровня тревожности женщин. Каждой женщине была дана анкета, состоящая из 15 вопросов, и тест на выявление тревожности.

Анкета была направлена на выявление психологического, физического и сексуального насилия, а тест — на выявление уровня тревожности у женщин, подвергшихся насилию.

Цель исследования состояла в том, чтобы установить связь различных видов насилия с социологическими характеристиками респондентов и выявить особенности эмоциональной сферы женщин, переживающих те или иные виды насилия.

Анкетирование и тестирование проводилось среди женщин, которые обращались за психологической помощью. Выборка строилась по принципу доступности. В ней были работающие, домохозяйки, студентки, безработные, замужние и незамужние, имеющие и не имеющие детей. Респоденткам было предложено заполнить анонимную анкету, состоящую из 12 различных утверждений об имеющихся или бывших в недалеком прошлом фактах переживания ими психологического, сексуального, физического или других видов насилия, оправдания женщиной насильственного поведения обидчика в ее адрес. Возможные обидчики: насильники, агрессоры, собственная семья (муж, бывший муж).

Анкетирование позволило получить следующие результаты. Распределение женщин по возрасту: от20 до 25лет— 12%; от25до 30лет — 38%; от 30 до 40 лет — 31%; от 40 до 50 лет — 19%. 87% респондентов состоят в браке, 13% не были замужем; 6,7% не имеют детей, остальные опрошенные указали, что у них есть дети: 63% имеют по одному ребенку; 13,3% женщин — по два ребенка; 16,7% имеют трех и более детей.

Нами исследовались три основных вида насилия.

1. Психологическое, в частности те его проявления, которые наиболее часто упоминаются женщинами в разговоре, то, что вызы-

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

вает обиду, задевает самолюбие, достоинство и честь; критика (недоброжелательная, с намерением унизить: «не так выглядишь», «не умеешь говорить»); унижение («обзывает», «грубо обращается»); угроза («заведет другую женщину», «бросит», «заберет детей»), изоляция («запрещает общаться с близкими, выходить на улицу»),

2. Прямое физическое (толчки, пощечины, избиения).

3. Сексуальное (изнасилование, сексуальное домогательство — «силой заставляет вступать в интимные отношения», «принуждает делать то, что мне категорически не нравится»).

Из опрошенных женщин преимущественно физическое насилие в семье испытывали около 45%, психологическое — 25% и сексуальное — 30%. Некоторые женщины испытывали все три вида насилия либо два из них. Больше всего женщин жаловалось на постоянное физическое насилие.

Диагностировался уровень тревожности женщин, подвергшихся насилию. В качестве «меток», характеризующих психологические последствия насилия, мы рассматривали наличие в эмоциональном фоне «жертвы» переживания страха, одиночества, вины. Насилие в родительской семье (в частности, психологическое и экономическое) оказывает деформирующее влияние на эмоциональный фон женщин. Когда обидчик — муж, в случаях переживания физического насилия и особенно при психологическом (унижение, далее, в порядке уменьшения «плотности» связи, — угроза, критика) — у женщины наблюдается невероятно большое превышение нормы показателей социальной эмоциональности и тревожности. Результаты исследования показывают, что практически любое насилие актуализирует весь спектр исследованных видов переживаний. Оказывалось, что критика со стороны мужа достоверно связана со всеми исследованными составляющими эмоционального фона: боязнью его настроения, одиночеством, виной. Унижение и угрозы приводят, в первую очередь, к появлению чувства страха, остальные переживания также присутствуют. Все указанные переживания связаны с физическим и сексуальным насилием независимо от того, исходит оно от мужа или родителей. Если женщина подвергается сексуальному насилию на работе, переживания по этому поводу сказываются на отно-

шениях с мужем. Для жертв насилия особенно характерен запрет на проявление эмоций.

Тест Спилбергера-Ханина принадлежит к числу методик, исследующих психологический феномен тревожности. Этот тест состоит из 20 высказываний, относящихся к тревожности как состоянию (состояние тревожности, реактивная или ситуативная тревожность), и из 20 высказываний на определение тревожности как диспозиции, личностной особенности (свойство тревожности).

Тестирование женщин показало следующие результаты: 25% женщин — умеренная тревожность; 66,6% женщин — высокая тревожность; 8,4% женщин — низкая тревожность.

Выводы по анкетированию и определению тревожности показали, что возраст женщины не является фактором, связанным с проявлением насилия в ее адрес. Не выявлено также каких-либо корреляций между возрастом и состоянием исследованных показателей эмоциональной сферы. Наличие или отсутствие мужа или детей само по себе также не связано с особенностями эмоциональной сферы женщины. Так, показатель замужества положительно коррелирует с психологическим (критика) и экономическим видами насилия. А наличие детей связано с экономическим и физическим насилием, унижением и изоляцией в собственной семье. Более того, со временем акты насилия становятся более частыми, а жестокость возрастает.

Совпадение трех составляющих жизни женщины — замужество, дети и работа — значительно увеличивают вероятность проявления насилия со стороны мужа. Переживание насилия замужней, имеющей детей и при этом работающей женщиной в достоверно большей степени оказывает деформирующее влияние на такие параметры ее эмоциональной сферы, как социальная энергичность и пластичность.

Наиболее распространенный вид насилия в отношении женщин, вошедших в данную выборку, — физическое, далее частота встречаемости уменьшается в следующем порядке: сексуальное и психологическое. Проявление одного связано с проявлением другого вида насилия.

Выявлено, что чаще насилие осуществляет муж.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Установлено, что возраст женщины, нали-чие/отсутствие семьи, детей, работы, характер

72 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Проблемы женщин, переживающих домашнее насилие

профессии сами по себе, не связаны с особенностями ее эмоциональной сферы.

Во второй части исследования нами была использована методика Холмса и Раге на выявление уровня стрессоустойчивости.

Предлагались 43 высказывания, на которые необходимо было ответить «да» или «нет». Данный тест направлен на изучение зависимости заболеваний (в том числе инфекционных заболеваний и травм) от различных стрессогенных жизненных событий у женщин, подвергшихся домашнему насилию, в возрасте от 20 до 50 лет. Итоговая сумма определяет одновременно и степень сопротивляемости стрессу. Большое количество баллов — это сигнал тревоги, предупреждающий об опасности.

Результаты опроса оказались следующими:

• 23% опрошенных женщин показали высокую степень сопротивляемости стрессу, что означает вероятность возникновения какого-либо заболевания;

• 32,3% имеют пороговую степень сопротивляемости стрессу, которая носит нейтральный характер. Идет негативное воздействие;

• 44,7% имеют низкую степень сопротивляемости стрессу. Это означает реальную угрозу психосоматического заболевания, поскольку близка фаза нервного истощения.

Проведя это исследование, мы пришли к следующим выводам. Данная методика показывает: чем выше у пациента барьер сопротивляемости, тем он более стрессоустойчив. Если она занижена, то пациенту следует обратить на это внимание. Необходимо предпринимать меры по саморегуляции своего состояния или обратиться к психотерапевту.

Попытка выявить в процессе исследования частоту случаев насилия в семьях над женщинами оказалась неудачной в силу того, что ответы на прямые вопросы при изучении подобной проблемы практически невозможно получить.

Что касается анализа видов насилия над женщинами в семьях, то с использованием косвенных вопросов удалось выяснить, что достаточно часто встречаются в семьях многие виды физического, психологического, экономического, социокультурного насилия. Разновидности сексуального насилия (инцест, насилие над супругой, принуждение к аборту и другие) сколько-нибудь полно и корректно не удалось зафиксировать.

В процессе исследования было выявлено, что существует множество причин насилия над женщинами в семье. Однако среди ключевых были выделены три важнейшие причины насилия, а именно: социально-экономический кризис в обществе, общее снижение уровня жизни, нищета; наркомания и пьянство; общий низкий уровень духовности, интеллигентности в семейных отношениях. Важнейшими социальными последствиями насилия над женщинами в семье, как выяснилось, являются: унижение человеческого достоинства женщин, препятствование их свободному и активному развитию в обществе; психические и физические травмы, приводящие к различным заболеваниям женщин; воспитательные проблемы, связанные с явлением так называемой «социальной эстафеты», когда дети, наблюдающие насилие в семье, переносят затем полученный негативный опыт на свою собственную жизнь.

Частота обращений женщин, пострадавших от насилия в семье, за помощью весьма незначительна, что, с одной стороны, может говорить о незначительной распространенности подобных явлений; с другой — о бесполезности подобных обращений. Как правило, пострадавшие обращались в правоохранительные органы, суды, к ближайшему социальному окружению. Эффективность таких обращений невелика, имеются не только случаи неоказания помощи, но и случаи, приведшие в результате вмешательства к дальнейшему ухудшению отношений в семьях.

Отвечая на проективные вопросы, лишь незначительное число респондентов выразили желание в случае необходимости обратиться за защитой от насилия в семье. Чаще всего возможно такое обращение в негосударственные социальные службы — 32% опрошенных; в государственные социальные службы — 25%; в милицию — 23%.

Была выявлена недостаточно «прозрачная» картина относительно того, какие социальные институты или организации должны осуществлять подобную защиту в первую очередь. Среди основных здесь назывались: государственные социальные службы; суды и наличие эффективного законодательства; правоохранительные органы; негосударственные социальные службы.

Среди первоочередных программ, необходимых для решения проблемы насилия над женщинами в семье, отмечены: необходимость

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

открытия специальных психологических консультаций и кризисных центров, куда могли бы обращаться женщины, подвергшиеся насилию; необходимость открытия и обеспечения работы приютов для женщин, подвергшихся насилию; организация специальных государственных социальных служб по защите женщин от насилия в семье.

Рассмотрим, насколько велико различие относительно агрессии между мужчинами и женщинами. Мужчины и женщины отличаются своими установками относительно агрессии. Мужчины, как правило, в меньшей степени испытывают чувства вины и тревоги. Напротив, женщины более обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих, — например, возможностью получить отпор со стороны жертвы. Более того, женщины рассматривают агрессию как экспрессию — как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Мужчины, напро-

тив, относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения.

Мужчины более склонны прибегать к прямым формам агрессии, а женщины предпочитают пользоваться косвенными действиями, которые наносят вред противнику окольным путем.

Таким образом, мужчины и женщины отличаются друг от друга относительно агрессии. Однако величина разрыва сильно колеблется в зависимости от обстановки и других факторов, а также формы агрессии.

Итак, обсуждение проблемы семейного насилия выходит далеко за рамки частной жизни отдельных семей и проливает свет на то, как «работают» скрытые механизмы жизни общества, предопределяющие его близкое и более отдаленное будущее.

Литература

1. Айвазова С.Г. Гендерноеравенство в контекстеправ человека. М., 2001.

2. Алексеева Л.С. Проблемы жестокого обращения с детьми в семье //Педагогика. 2006. №5.С. 43—52.

3. Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. М., 1995.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Антонян Ю.М. Насилие. Человек. Общество. М., 2001.

5. Бабаева Л.В. Женщины России в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь. М., 1996.

6. Багреева Е.Г. Социокультурные проблемы в криминологии / Под ред. Ю.М. Антоняна: Монография. М.: ВНИИ МВД России, 2001. 138 с.

7. Базаров Р.А. Агрессия как биосоциальное явление // Проблемы борьбы с преступностью в регионах России: Материалы научно-практич. конф. / Под ред. А.В. Борбата. М., 1999. С. 89—90.

8. Введение в проблему насилия в отношении женщин: Материалы семинара. Воронеж, 1999.

9. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Методология выявления масштабов супружеского насилия при проведении конкретного социологического исследования // Мониторинг общественного мнения: экономические и со-циальныеперемены. 2005. № 73. С. 61—68.

10. Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских семьях. М.: МАКС-Пресс, 2003.

11. Демушкина О.П. Социальнаяработа. Р/нД: Феникс, 2004. 352 с.

12. Здравомыслова О. Насилие в семье и кризис традиционной концепции воспитания // Обыкновенное зло: Исследования насилия в семье. М., 2003. С. 24—27.

13. ИльяшенкоА.Н. Борьба с насильственной преступностью в семье. М.: ВНИИ МВД России, 2003. 188 с.

14. ИльяшенкоА.Н. Основные черты насильственной преступности в семье // Социологические исследования. 2003. № 4. С. 1-5.

15. Кампания за достижение равенства между мужчинами и женщинами и улучшение положения женщин // Женщины-2000. М., 2001.

16. Корбут Л.В., Поленина С.В. Международные конвенции и декларации о правах женщин и детей: Сборник универсальныхирегиональныхмеждународныхдокументов. М., 1997. С.78—107.

17. Пашина А.Х. Взаимосвязь различных видов насилия в отношении женщин и особенностей их эмоциональной сферы//Психологическийжурнал. 2002. Т. 23. № 6. С. 98—105.

18. Пояснительная записка к проекту Федерального закона «Об основах социально-правовой защиты от насилия в семье».

19. Пресс-конференция «Домашнее насилие и здоровье женщин». М.: Агентство социальной информации. 5 марта2001 года.

20. Сенюхин В.А. Остановить насилие в быту // Вестник МВД России. 1998. № 5—6. С. 85—86.

21. Стратегии борьбы с насилием в семье: Справочноеруководство. Нью-Йорк: ООН, 1998.

74 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Почему насилие идет от самых близких? Основные причины этого — неправильные методы воспитания и безразличие общества. По данным Юнисефа, 70 % родителей и опекунов кричат на своих детей, а 48 % бьют детей, иногда в течение долгого времени.

По мнению психологов, насилие в отношении детей — это большая трагедия. Так как от ребенка, подвергшегося насилию, после «нельзя ожидать любви». Он может повторить ту же историю со своими родителями или детьми.

«Родители, близкие для ребенка — люди, которые стоят на первом месте. Если ребенок подвергается насилию от людей, которым он верит, от которых он ждет доброту, теплоту, то в будущем вряд ли из него вырастет добрый человек. Если он в детстве подвергался насилию, то в будущем он будет подвергать насилию близких и своих детей. Не может любить. Чтобы помочь таким детям, у нас не хватает психологов и общество безразлично. Если выявляются такие случаи, советуем не только близким, но и обществу принять своего ребенка, приласкать, помочь и привести к психологу. Чем быстрее вмешаются специалисты, тем лучше», — говорит психологиня Дөөлөтхан Кабыкова.

Кабыкова утверждает, что большинство детей, подвергшихся насилию, не обращаются к психологу. Дети не знают о такой возможности. А родители и близкие, скрывая это, влияют на дальнейшую жизнь ребенка.

Из 200 случаев, которые мы собрали с открытых источников, в 31 случае насилие над маленькими жертвами происходило длительное время, например, в течение пяти лет. Но, из-за безразличия членов семьи и отсутствия контроля такие случаи не выявляются.

Два года в Баткенской области отец насиловал 16 летнюю дочь. О произошедшем узнали в 2016 году, когда она забеременела. Отец насиловал девочку, пока мать лечилась в Бишкеке от туберкулеза. На седьмом месяце беременности дочери отец сбежал в Россию. А его мать увезла внучку в Таджикистан, где девочка родила. По некоторым данным, бабушка задушила новорожденного, а после закопала на одном из кладбищ села Марказ.

Когда мать девочки узнала о насилии над дочерью, то написала заявление в милицию. Но какое наказание понес отец? Возвратился ли с России? Что случилось с девочкой? Неизвестно.

Изучая статьи, мы обнаружили, что мальчики и девочки по-разному становятся жертвами насилия. Мальчиков чаще всего избивают или убивают, а четыре из пяти девочек-жертв подверглись сексуальному насилию. Почти половина изнасилованных девочек была в возрасте от 10 до 14 лет.

В августе 2019 года в селе Жаңы-Жер Чуйской области 14 летняя девочка родила от отца. Близкие пытались скрыть это, продав новорожденного. Мать, боясь что муж уйдет, скрывала от всех, что он насилует девочку-подростка.

Аналогичные случаи, в которых члены семьи скрывали особо тяжкие преступления, происходят нередко. Даже если такие факты вызывают резонанс в обществе, члены семьи договариваются между собой. По словам юриста Нургазы Абдувалиева, около 80 процентов случаев насилия над детьми скрываются, и виновный не привлекается к ответственности.

«Должны возбуждать уголовные дела в отношении лиц, подвергших насилию детей . Но, чтобы привлечь их к ответственности, безусловно, кто-то должен обратиться с заявлением. Также дело будет возбуждено, если будет опубликовано в СМИ. Но у нас, в основном, скрывают, утаивают (о насилии). В основном это происходит, когда создают семью во второй раз. Когда девочку насилует отчим, а мать скрывает, чтобы не разрушить брак. Если мальчики подвергаются побоям, то им говорят — “терпи”. Поэтому должны работать институты семьи. Нужно работать с каждым ребенком, семьей. Уменьшилось бы , если бы не скрывали, а привлекали к ответственности. Органы не могут отказать, когда пишут встречное заявление. Это не освобождает от ответственности, а облегчает», — объясняет юрист.

«Только в 22 года я понял, что это был п***ц. И “все дети” этого не делают». Парень подвергался сексуальному насилию с 6 лет – родители ему не верят

Свою историю насилия со стороны старшего двоюродного брата наш герой рассказал уже нескольким СМИ. Он сделал это, чтобы побороть свой страх: «Я больше не боюсь прошлого». Мы же поговорили с ним о более сложных темах: сексе, фантазиях, гомосексуальности и «эстафете педофила».

Месяц назад Женя (имя героя изменено. – Ред.) увидел фильм «Покидая Неверленд» и понял: «Мне все еще нужна психологическая помощь, а людям – правда и пример, что об этом не нужно молчать».

«Интимная связь с братом у нас длилась около 10 лет»

– Конечно, я делаю это не так открыто, как требуют западные стандарты: без фото, без раскрытия своей личности и имени человека, который это со мной сделал, – говорит Женя. – Тем не менее я надеюсь, что после прочтения моего интервью кому-то станет легче и люди захотят выговориться. Проговаривание своей боли облегчает жизнь.

Первое интервью я дал TUT.BY, и это было ужасно. Думаю, они мне не поверили, потому что я ужасно нервничал, и вообще, все вышло довольно странно.

Но все же я пришел в СМИ, чтобы сказать самому себе: я не виноват в том, что случилось, а люди, которые пережили насилие, имеют право голоса и право на помощь.

Сейчас мне 33, а насилие надо мной и совращение меня прекратилось, когда мне было 15. Мне сложно отделить друг от друга два этих понятия: «совращение» и «насилие». Потому что, когда ты ребенок, ты не понимаешь, что с тобой происходит, тебе кажется «а может, это нормально» или «вдруг так и надо».

Началось все, конечно, с насилия – потому что я не понимал, что со мной происходит. Но закончилось совращением – с возрастом мне стала нравиться наша связь, ведь я получал физическое удовлетворение. И в этом кроется ужас всей ситуации – когда дети с возрастом начинают втягиваться. Так произошло со мной.

«Контакты у нас были как у взрослых: оральный секс, анальный секс и секс-игрушки»

Как все началось, Женя помнит смутно – многие детали вытеснены из памяти. Тогда ему было 5–6 лет, а старшему двоюродному брату Алексею – около 14. Братьев часто оставляли вместе, пока родители ходили в кино, сидели за общим праздничным столом или работали в огороде на даче.

– Думаю, первая связь случилась, когда мы играли. Все как-то смешалось, и я даже не понял, что произошло. Возможно, в тот самый первый раз он надавил на меня с психологической точки зрения.

Дальнейшие контакты были в виде игры, и это типичная история, как у многих детей, переживших подобный опыт. А происходило все каждый раз, когда брат с тетей приезжали к нам домой или когда всем семейством мы ездили на дачу. Родители отдыхали, а мы были в другой комнате: строили шалаши из пледов и играли в «маму с папой».

Парадокс в том, что наша связь с братом стала еще и эмоциональной, которая практически переросла в любовь.

По мере моего взросления принуждения со стороны двоюродного брата было все меньше. Наш сексуальный опыт превратился в обычную, где-то даже нормальную практику. У меня не было протеста. Я думал, что это нормально и, возможно, так делают все дети. Ведь он друг нашей семьи, и он мой брат. Почему тогда я должен сопротивляться?

Контакты у нас были как у взрослых – в обе стороны. Это был оральный секс, это был анальный секс, это были даже подручные средства в качестве сексуальных игрушек. И только в 22 года я понял, что это был п***ц и что этого не делают все дети.

Отчасти наша сексуальная связь стала для меня каким-то неосознанным ритуалом при каждой встрече. Более того, мы занимались сексом не только дома: это была и улица, и лес на даче. Но инициаторами встреч были не мы с Алексеем, а скорее взрослые: дни рождения, строительство дома за городом. Только что на похоронах, конечно, ничего не было.

Поведение своего старшего двоюродного брата Леши я считаю преступлением: безусловно, это было без средств контрацепции и без гигиены секса.

«У меня не было выбора, меня вырастили слишком послушным мальчиком»

– Дети сами по себе могут быть виктимными, – считает Женя. – Но это никак не связано с обвинением жертвы. Я про выбор, которого в детстве у меня не было: я просто вступил в сексуальную связь с двоюродным братом, который был старше меня на семь с половиной лет.

И именно из-за отсутствия выбора часто у детей могут возникать нетипичные психологические связи со взрослыми. Я чувствовал это с самого начала, ведь Алексей был моим родственником, мои другом, моим братом.

Женя рос не просто спокойным, а очень послушным мальчиком. Сегодня он связывает это с властным отцом, который воспитывал парня жестко: в случае чего бил и наказывал.

– Несмотря на то что физически я развивался, в свои подростковые годы на психологическом уровне я все еще оставался в «зародышевом» состоянии. А, как правило, послушные дети удобны для манипулирования.

В нашем обществе растят детей, чтобы они были хорошими. Но по факту в это вкладывается удобность, послушность и беспрекословное повиновение старшим. И это воспитание сыграло со мной злую шутку.

Моя ситуация с Лешей наряду с другими проблемами, которые были в нашей семье – побои, деспотичный отец и инфантильная мать, – сильно повлияли на меня и мою сексуальность.

Отец до сих пор ничего не знает ни о насилии в отношении меня, ни о моей сексуальной ориентации.

У меня были проблемы во взрослом возрасте с получением оргазма. Повлияло на это не только насилие, но и побои отца. Когда меня били ремнем, конечно, я ощущал физическую боль. Все это смешивалось с психологическим давление и насилием со стороны брата. И в конечном счете трансформировалось в то, что я начал любить боль и наслаждаться ею.

Любовь к боли осталась со мной и сегодня: мне сложно получить удовлетворение от «стандартного секса». Для получения оргазма мне нужны более жесткие практики – БДСМ.

В этих практиках нет никакой опасности. Единственная сложность – трудно найти партнера, который бы смог разделить с тобой такие сексуальные предпочтения.

«Последний раз: у родника он предложил секс, а я отказался»

Последний секс с братом случился, когда мне было 15 лет, а ему – около 22.

Мы с родителями приехали на дачу, бабушка с дедушкой как раз купили новый участок. Пока взрослые были заняты огородом и ремонтом дома, Алексей предложил прогуляться к роднику, а я согласился.

Уже там, возле родника, была попытка секса. Мне стало больно, и я сказал, что больше не хочу. Когда он понял, что ничего не будет, мы вернулись в дом к родителям.

Вероятно, уже тогда он все больше понимал: я становлюсь старше, а значит, могу постоять за себя. К тому же он был совершеннолетним, а я – нет.

Самое ужасное в той последней попытке секса – я хотел этого. И именно это родило у меня колоссальный пласт сексуальных фантазий.

«Это повлияло на мою сексуальную ориентацию, но я не педофил»

Насиловать меня или нет, это был выбор моего старшего брата Алексея. Но я больше не чувствую жажды мести.

Могу предположить лишь, что в раннем детстве мой брат тоже подвергался насилию. И если это так, то и он тоже не делал выбор. Получается, он такой же человек, как я?

Такая же история была и с Майклом Джексоном. Правда, во взрослом возрасте ему ничто не мешало обратиться к специалисту. Денег у него было достаточно, как и возможностей.

Получается, многие педофилы – это такие же люди, которые не смогли ничего сделать и просто передали «эстафету извращения».

У Жениного брата Алексея есть дочь-подросток. И, хотя братья уже много лет не общаются и даже не здороваются, несколько раз Женя видел свою племянницу. Однажды они вместе гостили на даче у бабушки.

– Почему, совершая со мной такое в детстве, мой брат Леша не побоялся оставлять практически наедине свою дочь со мной?! Почему он не предположил, что я могу стать педофилом для нее?! – говорит Женя. – Получается, мой брат проваливает свою отцовскую задачу, ведь он не думает о безопасности дочери. В то же время у меня нет никаких оснований предполагать, что моя племянница находится в безопасности рядом с Алексеем. Но, думаю, опасности нет.

О том, что Женя гей, его мама узнала сама. В доинтернетную эпоху парень пытался знакомиться с другими парнями через объявления в газете. Мама нашла безобидное письмо, которое Женя писал другому парню, и так все узнала.

– Она сама подошла и сказала мне: «Женя, я знаю, что ты гей». Но на этом все не закончилось: было и битье фамильных сервизов, и выбивание стекла из дверей, и алкоголь. И этот период был для меня очень жестким – потому что в нем кроется целый пласт гомофобии и отрицания ее вины.

И однажды я сделал то, что рекомендуют психологи жертвам насилия: рассказал маме о том, что с 6 лет меня насиловал двоюродный брат Леша. Конечно, я сказал ей и то, что во всем этом виновата она и мой папа. Но получил неожиданный ответ: «И что, тебе, небось, понравилось?»

После этого разговора моя мама ушла в несознанку, отрицая происходящее. До сих пор она говорит мне колкие вещи, но каждый раз я напоминаю ей, что это не моя вина.

Из-за насилия и совращения у меня слишком рано возникла потребность в сексуальном удовлетворении. И это вылилось в депрессию, суицидальные мысли, неуверенность в себе. До 18 лет я жутко боялся темноты.

И очень долго я не знал, что такое дружба, вплоть до окончания университета.

После того как я перестал видеться с Лешей, у меня был сексуальный опыт с моими ровесниками.

«Вот что я хочу сказать всем родителям»

Пережив свой опыт, осознав его к 22 годам, Женя долго разбирался со всем самостоятельно: читал книги, изучал статьи и исследования в интернете, пытался найти себе психиатра, сидел на форумах и общался с другими жертвами насилия.

– То, что мне хочется сказать всем родителям, – верьте своим детям. Если они сказали, что с ними происходили странные вещи, если они на кого-то пожаловались – скажите, что они ни в чем не виноваты, и попытайтесь разобраться в ситуации.

А еще нужно попросить у ребенка прощения и сказать: «За все, что с тобой случилось, несут ответственность взрослые». Это очень важный пункт, чтобы потом до конца своих дней вашего ребенка не грызло чувство вины и стыда.

На какое-то время лучше ограничить контакт ребенка со взрослым человеком, пока вы не разберетесь в ситуации до конца. Ведь страх, который охватывает ребенка, может заставить его молчать.

И что самое важное: не бойтесь говорить с ребенком о сексуальном развитии, его биологии, никогда не ругайте его за то, что он изучает свое тело. В мире есть море детских книг, которые правильно и своевременно объясняют ребенку, что с ним происходит.