Уролог мазуренко Денис Александрович

Диагностирует и лечит урологические и онкоурологические заболевания.
Принимает в клинике на Молодогвардейской, 2, к.1 («Кунцевская»)
Окончил лечебный факультет Московской Медицинской Академии им. И.М.Сеченова в 2000 году. С 2000 по 2005 год проходил клиническую ординатуру и аспирантуру по урологии кафедры урологии и хирургический андрологии РМАПО на базе ГКБ им. С.П.Боткина. В процессе учебы совмещал свою учебную деятельность с работой в отделении неотложной урологии и в отделении эндоурологии и литотрипсии.
2005 — защитил кандидатскую диссертацию на тему «Расстройства мочеиспускания у больных болезнью Паркинсона» под руководством профессора Лорана О.Б. В настоящее время завершает работу над докторской диссертацией, посвященной современным методам диагностики и хирургического лечения сложных форм камней почек.

Ежегодно выступает с докладами на российских и международных урологических съездах и симпозиумах, в том числе в качестве председателя сессий на конгрессах Европейской Урологической Ассоциации. Выступал с показательными операциями и хирургическими мастер-классами в клиниках России и за рубежом. Регулярно проходит курсы повышения квалификации в лучших клиниках мира по различным разделам эндоскопической, лапароскопической и лазерной урологии.

В 2008 году проходил clinical fellowship в Венской Университетской Больнице (AKH) в клинике урологии под руководством проф. М.Марбергера и в клинике Rudolfinerhaus под руководством профессора Б.Джавана.
В 2010 году — clinical fellowship в госпитале LIJ Нью-Йорк, под руководством профессоров Л.Кавусси и А.Смита.
С 2016 года иностранный профессор Венской Урологической Академии, Австрия (Foreign faculty of Vienna Urology Foundation)

Опыт работы
2000-2005 клиническая ординатура и аспирантура РМАПО, на базе ГКБ им. С.П.Боткина
2005-2008 врач отделения эндоурологии и литотрипсии ГКБ им. С.П. Боткина
С 2008 по 2010 заведовал отделением эндоурологии и литотрипсии ГКБ им. С.П. Боткина
2010 по 2014 заведовал отделением урологии ФГБУ ЛРЦ Минздрава России
2014 по 2016 заместитель руководителя клиники урологии Европейского Медицинского Центра, заведующий отделом эндоурологии и мочекаменной болезни ЕМС

Преподавательская деятельность
2005-2010 ассистент кафедры Урологии и хирургической андрологии РМАПО
2011-2015 доцент кафедры эндоурологии РУДН
2016 по настоящее время доцент кафедры урологии и андрологии ИППО ФМБА

Хирургический опыт доктора Д.А.Мазуренко в области перкутанной хирургии сложных, в том числе коралловидных камней почек и перкутанной хирургии аномальных почек является одним из наиболее обширных в России. Выполнено более 1500 подобных операций, при этом уровень осложнений крайне низок (не было ни одного осложнения, потребовавшего удаления почки). Также доктор Мазуренко является экспертом в области лазерной хирургии доброкачественной гиперплазии простаты, опыт трансуретральных операций на простате превышает 1200. Эксперт в области диагностики онкологических заболеваний (пункционные методики биопсии под контролем МРТ, МСКТ, УЗИ).

Научные публикации и труды
Является автором и соавтором более 50 научных работ и 1 монографии.

Членство в профессиональных медицинских организациях
Председатель-основатель Ассоциации Молодых Урологов (АМУР), Член Европейской Ассоциации Урологов (EAU), Международного Общества Урологов (SIU), Российского Общества Урологов (РОУ), Международного Эндоурологического Общества (Endourological society).
Несколько раз в год проводит мастер-классы в регионах России по эндоскопической урологии

Мазуренко Денис Александрович

Опухоль в почке.
Бурдина Мария Владимировна, 30 лет.
Камчатский край, г. Петропавловск-Камчатский.
В 2012 году случайно во время ультразвукового исследования у меня была обнаружена опухоль в верхнем полюсе правой почки размером 3,2×3,7×3,0 см. В ходе проведенных обследований по месту жительства в краевом онкологическом диспансере мне была произведена болезненная диагностическая пункция, которая не показала наличие злокачественного роста, поэтому мне по месту жительства было предложено динамическое наблюдение, чтобы убедиться имеет ли опухоль рост. Дополнительно мне было предложено провести еще раз экзекуцию в виде повторной пункции, поскольку со слов врачей, «в опухоль могли и не попасть». На этом мое сотрудничество с онкологическим диспансером нашего региона было закончено.
Опухоль росла тихо без болезненных симптомов и крови в моче, у меня лишь постоянно держалась температура 37-37,5 ◦ Ϲ и беспокоило повышенное нижнее давление – до 90-100 мм рт.ст., которое не снижалось медикаментозно. Спустя полтора года во время нахождения на лечении в урологическом стационаре на очередном ультразвуковом исследовании размер опухоли был диагностирован уже в 4,6 см. В ходе компьютерной томограммы опухоль накапливала контрастное вещество, что могло являться признаком ее злокачественности.
Врачи, родные и знакомые в один голос заявляли, что мне необходимо срочно удалять почку, учитывая скорость роста опухоли и её размер. Я рассматривала только вариант органосохраняющей операции и желательно лапароскопическим способом. Поскольку в Камчатском крае подобных операций не проводят, я начала поиск лечебных учреждений за его пределами – Южная Корея, Израиль, Германия, Москва, Санкт-Петербург. Еще на Камчатке я начала мониторить интернет, общаться на форумах, изучать отзывы о лечении за границей. Но ведение бесконечной переписки с бывшими пациентами и врачами выматывало меня не меньше, чем болезнь. На мою электронную почту и телефон началась атака со стороны представителей так называемого менеджмента медицинского туризма за границей. Они звонили любое время суток, писали, навязчиво предлагали пройти если не лечение, то хотя бы обследование за границей, открыто выражали негативное мнение о медицине в России. Подобная активность вызывала во мне большие сомнения в заинтересованности людей именно в помощи и в лечении, а не в попытках заработать на болезни человека.
Согласно сметам, направляемым мне из Кореи, Израиля и Германии, в среднем цена на необходимую мне операцию в зависимости от страны составляла от 20.000 до 39.000 долларов без учета обследований, которые там необходимо было проходить заново (российские обследования там считаются неинформативными) — это плюс еще 3000-5000 долларов, плюс стоимость питания и проживания за границей. Причем какой бы то ни было вразумительной гарантии сохранения органа мне никто дать не мог. Да и суммы эти для меня были неподъемны. Также смущали отзывы большого числа людей, которые описывали лечение за рубежом, как процесс, поставленный на поток, негативное отношение к русским, а также возросшее число летальных случаев с российскими больными в последние годы.
Я остановилась на лечении в России в Москве. Предварительно списалась с профессорами 2 известных столичных клиник, которые специализируются, в том числе, на подобных сложных случаях на почках, имеющих большое признание, как в России, так и за границей. Но по приезду в Москву их вердикт был для меня, как приговор – нефректомия, удаление почки.
Потом начался длительный поиск специалистов — я консультировалась как в очной, так и в заочной форме в государственных больницах Москвы, в научно-исследовательских институтах, еще в нескольких частных клиниках. С чем я только не столкнулась в Москве, находясь в поиске врачей – с навязыванием дополнительных платных анализов, предложениями оплаты операции в конверте, уговорами по телефону и другими «прелестями», с которыми сталкиваются пациенты с регионов.
Меня принимали платно и иногда уже бесплатно и все в один голос пытались убедить меня в том, что выбора кроме нефректомии у меня уже нет. Всех смущал размер опухоли – более 4 см, не позволяющий провести лапароскопическую резекцию. Смягчая негатив, мне предлагали «красивую онкологическую нефректомию с удалением близлежащих тканей и лимфоузлов».
Самое страшное даже было не в этих заключениях, а то, что я не видела участия и заинтересованности в глазах большинства врачей. Им было проще напугать меня бесперспективностью моих поисков, удалить орган, устранив тем самым саму проблему. Понятно, что жизнь с одной почкой возможна, но во мне сидело отчаянное желание побороться за нее в мои 30 лет, сохранив этот запас прочности для будущего.
Волей – неволей в ходе моих поисков мне пришлось достаточно подробно самой изучить область урологии и онкоурологии, ее терминологию и т.д.
И вот при очередном мониторинге интернета на сайте доктора – уролога, эндоуролога Мазуренко Дениса Александровича, заместителя руководителя Урологической клиники Европейского Медицинского Центра (ЕМС) www. uro1.ru мне посчастливилось найти описание клинического случая в ЕМС, сходного с моим, проведенного на Щепкина, 35. Пациентке выполнили органосохраняющую операцию на почке при размере опухоли в 42 мм, располагающуюся в средне-верхнем сегменте органа. Операция была выполнена медицинским роботом «Da Vinci». Там же был указан контактный телефон доктора, по которому я в этот же вечер смогла записаться на консультацию в клинику ЕМС. Консультация была назначена на следующий день. Накануне консультации я изучила статистику по количеству проведенных робот-ассистированных операций в ЕМС, и она казалась очень высокой – более 1000 операций с использованием робота! К тому же в ЕМС трудятся зарубежные эксперты, работающие на «Da Vinci». Роботическая операция является настолько щадящей, что позволяет манипулировать с самыми тонкими и далеко расположенными органами. Меня поразил ролик, когда робот оперирирует ягоду винограда в качестве демонстрации его ювелирной техники. Читая отзывы о ЕМС, меня порадовало количество пациентов, прошедших лечение за границей, и в дальнейшем наблюдающихся в ЕМС.
Однако при наличии нескольких роботов «Da Vinci» в Москве мне ни разу другими врачами в ходе моих консультаций не был предложен подобный вариант именно на почке, как наиболее щадящий для этого органа.
Консультацию мне проводил доктор Мазуренко Д.А. и один из ведущих хирургов — урологов Западной Европы, доктор медицинских наук француз Пьер Моно, который является инструктором по проведению роботических операций в России и в Европе и провел более 1000 операций на почках.
Первое, что меня поразило, как врачи смотрели мои снимки и анализы. Им не нужны были заключения предыдущих специалистов, чтобы сформировать свою позицию, они сразу оценили объем работы и сразу предложили роботическую резекцию, учитывая расположение опухоли и мой возраст. Также мне был озвучен процент осложнений во время подобных операций, который мог привести к удалению почки, но он оказался намного ниже, чем в традиционной лапароскопии. Все было озвучено уверено, спокойно, без лишних слов и эмоций, без необходимости дополнительных обследований. И тогда я поняла, что нашла своих врачей. Своих специалистов.
Приятно, что в ЕМС, как в Европе, преобладает приоритет органосохраняющих операций, а не радикальных мер.
Еще более приятным оказалось то, что в тот период в клинике действовала акция «Второе мнение», в рамках которой первичную консультацию у таких специалистов я получила бесплатно!
Через 4 дня мне уже сделали операцию, через 3 дня выписали из клиники. Итого — с момента первой консультации до операции и выписки прошла 1 неделя! Я пишу этот отзыв, и мне самой до сих пор не верится, что такое вообще возможно.
Операция была сделана на высочайшем уровне, с минимальной кровопотерей, опухоль удалена, почка сохранена, ее функции тоже. У меня даже не было дренажей! Косметический эффект после операции оказался таким, о котором и мечтать нельзя — 5 небольших проколов размером менее 1 см, от которых даже шрамов не останется, и еле заметный шов на пупке, через который была удалена опухоль.
Следует отметить легкость после пробуждения от наркоза, отсутствие головных болей, как будто после хорошего сна. Обход доктора Мазуренко Д.А. и доктора П. Моно был ежедневным, также в палате меня постоянно навещали врачи общей практики и анестезиологи. По каждому вызову медицинские сестры подходили в течение нескольких секунд. Палаты оборудованы какими-то нереальными кроватями, на которых не затекает ни одна мышца.
На второй день я уже могла сесть. С помощью медсестер начала ходить. Также в этот же день я могла есть без ограничений. На третий день уже во всю передвигалась и была выписана домой. На 7 день были сняты швы. Восстановление происходило очень быстро. С каждым днем уходила боль и температура, на 5 день уже не было необходимости в употреблении обезболивающих средств. Никогда не думала, что подобное возможно после такой серьезной операции.
Еще более радостным оказались результаты гистологии удаленной опухоли. У меня была большая онкоцитома – доброкачественная опухоль, достаточно быстро растущая, но не дающая метастаз. Тем самым так настойчиво предлагаемая мне ранее другими врачами «расширенная онкологическая» операция мне не была показана!
Также в течение месяца после выписки я постоянно находилась в поле зрения врачей, они контролировали весь мой восстановительный период.
Хотелось бы поблагодарить отдельно доктора Мазуренко Д.А., доктора П.Моно и Плеханову Ольгу за их мастерство, высочайший класс и профессионализм, за то, что они навсегда изменили мое отношение к хирургии. Медицинские роботы – это будущее хирургии, ее наивысший класс, я счастлива, что сумела прикоснуться к этому. Большое счастье найти своего врача.
Денис Александрович настоящий профессионал своего дела! Компетентный, тактичный, лучший из всех, кого я встречала в Москве! Оставляю свои контакты для тех, кто столкнулся с проблемой опухоли в почках, с удовольствием отвечу на вопросы: burdina_mariya@mail.ru, 8-914-784-64-67.